Последнее обновление: 22.01.2020 07:00

Белорусский Янус

Лицемер: человек, который убил обоих родителей и просит о снисхождении, ссылаясь на то, что он сирота. (Авраам Линкольн)

Многовекторная внешняя политики является верным признаком определенного геополитического и идеологического раскола в обществе, слабости государства на международной арене, неустойчивости его внешнеполитического курса и зависимости от внешних, более мощных, политических сил.

Стоит отметить, что многовекторность внешней политики – удел, как правило, государств, которые не являются субъектами мировой экономики и мировой политики. Отсутствие идеологического единства в политическом классе, внешнеэкономическая зависимость и слабость экономического потенциала приводят к тому, что правящие круги не способны выработать стратегические реально достижимые приоритеты и вынуждены находится в стадии постоянного оперативного реагирования на общую внешнеполитическую ситуацию и на противоречивые вызовы, приходящие со всех «векторов». Естественно, в такой обстановке принимаются противоречащие друг другу заявления, что не может удовлетворить зарубежных партнеров республики. За рубежом создается впечатление, что внешняя политика республики лимитрофна, непрозрачна (республика по понятным причинам уклоняется от глобальных вызовов), бессистемна и руководствуется принципом «чего изволите». В итоге, при наборе критической массы противоречивых заявлений и решений, неуклонно создается мнение, что белорусское руководство недоговороспособно, что сводит ее внешнеполитический потенциал до отрицательного значения. Между прочим, внешнеполитическая неаккуратность и неразборчивость, как и геополитическая нестабильность являются реальной угрозой для суверенитета республики.

Попытки белорусских властей отстоять свое суверенное право на собственный внешнеполитический курс имели бы основания, если бы Минск не вступил в целый комплекс союзных соглашений с Россией. Часть этих соглашений, включая Союзный Договор, носят геополитический характер. Равноправие с Россией – членом G8 и СБ ООН, второй на планете ядерной державы, без которой не решается ни одна глобальная проблема, во внешнеполитических делах, на чем настаивает белорусское руководство, требует от Минска подлинного суверенитета и независимости – отказа от финансово-ресурсной дотационной системы, сбалансированной экономики и внешнеполитическую субъектность. Без вышеперечисленного бессмысленно, к примеру, вопрошать о праве России развивать отношения с НАТО и отказе Москвы в этом праве Минску. В данном вопросе проблем нет – вольному воля, но есть проблемы с поддержкой белорусской экономики, кредитах, допуске на союзных основаниях к российскому рынку и т.д.

Анализ действий белорусских властей на минувшей неделе позволяет утверждать, что в руководстве республики нет четко сформированного плана действий в отношении Москвы. Минск не готов проявить волю и продолжает лавировать, стремясь соединить несоединимое.

Власти республики пытаются в реальном времени и одновременно реагировать на текущие события и потребности двух основных геополитических векторов: российского и западного. Противоречия между двумя векторами официальный Минск пытается микшировать заявлениями и разъяснениями. В итоге, стремясь позиционироваться и быть востребованным на два геополитических вектора одновременно, А. Лукашенко проводит несбалансированную и противоречивую внешнюю политику. Естественно, подобное лавирование приводит к ощущению, что кризис в российско-белорусских отношениях нарастает.

Обратим внимание на закрытие нефтепродуктопровода Унеча – Вентспилс. Демонстративное, в данном случае, требование белорусской стороной исполнение технических регламентов по транспортировке нефтепродуктов на фоне требований российских профильных федеральных ведомств в отношении соблюдения белорусскими экспортерами молочных продуктов российских регламентов выглядят вполне обоснованно и может критиковаться только в части формата (сроки исправления недостатков). Однако политическая целесообразность – демонстрация Западу и России контроля Минска над российским транзитом энергоносителей, оказалась непропорциональной попытке обратить внимание Москвы на белорусские власти. Теоретически давно утверждалось, что монополия на транзит – абсурд. Почти мгновенно и уже на практике обнаружилось, что зависимость России от белорусского транзита существует, но зависимость самой Беларуси от поставок российских энергоносителей по белорусским транзитным коммуникациям на порядок выше. На фоне то спадающей, то усиливающейся со стороны Беларуси кампании за сооружение второй очереди газопровода «Ямал – Европа» и во время продолжающейся стройки обходного нефтепровода БТС – 2 попытка Минска использовать транзит заставила в очередной раз подумать о компетенции руководства республики.

Но… как говорится, из-за любви к искусству, автору этих строк понравился ход мыслей политических планировщиков АП РБ и смежных ведомств. Скандальчик на транзитной «трубе», причем изрядно старой и дырявой, говорит о том, что коллеги из Минска буквально «обшаривают» все свои «закрома» в поисках аргументации в противостоянии с Москвой. В этом плане, инцидент с нефтепроводом Унеча – Вентспилс можно считать разведку боем.

Почти одновременно с закрытием нефтепродуктопровода А. Лукашенко использовал визит С. Степашина для передачи в Кремль традиционных уверений в союзничестве и готовности решения «всех проблем», естественно на условиях официального Минска, что выглядело просто драматически. Однако использование белорусских лоббистов в Москве оказалось несогласованным. Подвел Ю.Лужков.

А. Лукашенко не в первый раз использует различные обходные схемы, позволяющие ему не раз в прошлом обходить или игнорировать выстраиваемую в отношении Минска политику Кремля. После очередного кризиса для того, чтобы понизить градус противостояния и не выполнять формирующихся Москвой условий Минском использовались демонстративные обиды, отказы от встреч, посылались российским депутатам и губернаторам письма, публиковались в российских СМИ оплаченные статьи, приглашались для бесед в белорусскую столицу российские федеральные чиновники и губернаторы, организовывались туры для российских журналистов и т.д. Между прочим, в плане для проникновения на российское политическое поле и лоббирования своих интересов в Москве белорусские власти накопили солидный опыт.

Автор этих строк считает, что неплохо было бы и российской стороне его использовать – отправлять с подписью Д.Медведева «разъяснительные» письма депутатам белорусского парламента, приглашать глав белорусских областей и перспективных белорусских чиновников в Кремль для бесед с президентом России, организовывать туры для белорусских журналистов по российским регионам, предприятиям, гипермаркетам, научным центрам. Учитывая российские ресурсы, можно предвидеть высокую эффективность данных действий Москвы. Автор этих строк не раз убеждался, что белорусский политический класс не знает Россию и боится ее, чему активно способствуют белорусские власти.

После июньского кризиса белорусские власти действуют по старой и проверенной схеме – письма, губернаторы, публичные клятвы и т.д. Однако… не очень получается.

Выступая перед руководством загранучреждений А.Лукашенко был вынужден заметить, что «Спорные вопросы в отношениях с братской Россией… стали возникать чаще, и они становятся все острее. При этом прослеживается последовательность и системность их возникновения». Как говорится, лучше поздно, чем никогда. («Кремлю явно не до Минска. Там белорусский вопрос давно передали на усмотрение ведомствам, у которых накопилось к Минску масса вопросов. Сейчас очередь от аграрников перешла к энергетикам и далее по списку. Идет неумолимый и жесткий процесс перевода союзнических отношений между Москвой и Минском в формат нормальных межгосударственных с полным уважением к белорусскому суверенитету, за который, с некоторых пор придется платить уже не Москве, а Брюсселю» Победа. 22.06.09 http://www.politoboz.com/node/519). Видимо, до последнего момента белорусские правящие круги рассчитывали, что «пронесет». Однако не «пронесло»…

Лоббисты оказались очень нужны. Связка лучшего лоббиста в федеральных органах (С. Степашина) с лидером региональных элит (Ю. Лужковым) должна была позволить А.Лукашенко уклониться от четверки условий (выход из «Восточного партнерства», признание Абхазии и Южной Осетии, подтверждение итогов саммита ОДКБ от 16 июня (фактически возвращение в ОДКБ) и публичные извинения), преграждающих доступ к кредитам и рынкам России.

Стоит напомнить, что после принятия ОБСЕ резолюции, возлагающей ответственность за начало Второй мировой войны в равной степени на Германию и Советский Союз, от Минска было бы желательно получить публичный ответ – реакцию и по этому вопросу. Но видимо, использование исторической темы («не пропустили танки на Москву», «погиб каждый третий (второй, погибли ВСЕ!)» и т.д.) в российско-белорусских отношениях, по мнению белорусского руководства не должно сопровождаться отстаиванием правды о Великой отечественной войне на внешнеполитической арене. Стоит напомнить, что официальный Минск, кичливо считающий себя едва ли не единственным наследником Великой Победы, в свое время уклонился от официальных заявлений в отношении кризиса с таллиннским «Бронзовым Солдатом»… Так что список претензий к белорусскому руководству растет, но он до поры до времени остается темой для российского политического класса. Однако ничего не мешает посредством российских СМИ данный список предъявить российскому населению и внешней аудитории (почти миллиард человек).

Однако белорусские власти, видимо, обречены одной рукой крутить вентили трубопроводов, а другой организовывать пиар-акции с клятвами в союзничестве. Появление 23 июля из недр главного консульского управления МИДа РБ предостережения в отношении гражданами РБ, посещающих территории республик Абхазия и Южная Осетия, является ярким примером того, как многовекторная внешняя политика уподобляется беспринципной флюгерности.

Проблема в том, что в последнее время действия белорусского МИДа приобретают все более неряшливый характер. Практически ни одно из заявлений МИДа не обходится без дополнительных интервью и разъяснений должностных лиц республики различного ранга, что отражает желание или смикшировать односторонний геополитический акцент в «основном» заявлении или стремления «угодить» по всем векторам.

Вряд ли кто сомневается в необходимости предостеречь белорусских граждан в отношении специфики посещения территории не признанных Беларусью новых независимых государств. В данном случае действие белорусского МИДа является вполне оправданным. Но в этом случае фраза в заявлении консульского управления «Настоятельно рекомендуем нашим гражданам учитывать данные положения грузинского законодательства при планировании поездок в Абхазию и Южную Осетию» вызывает недоумение, так как носит не «технический» характер, как уверяет в своем «разъясняющем» заявлении Н.Петкевич*, а сугубо политический. Технический характер носила первая часть разъяснения консульского управления: «Грузинским законодательством установлены ограничения свободного передвижения иностранных граждан на территории Абхазии, Южной Осетии и прилегающих территориальных водах… Въезд иностранцев в Абхазию и Южную Осетию допускается исключительно с направлений, соответственно, Зугдидского и Горийского муниципалитетов». В принципе, этим можно было бы белорусскому МИДу и ограничиться, а не «рекомендовать учитывать грузинское законодательство», что фактически, учитывая, что данное заявление вышло из стен МИДа, означает признание суверенитета Тбилиси над Абхазией и Южной Осетией.

Для чего это было сделано и почему именно сейчас? Для чего, понятно. В Москве не осталось вменяемых политиков и высокого ранга чиновников, которые не понимали бы простую истину – непризнание новых закавказских государств явилось условием для вступления Минска в программу «Восточное партнерство». С Лукашенко за этот шаг частично рассчитались увеличенными траншами кредита МВФ.

Скрывать данный внешнеполитический поворот Минску сложно, если вообще возможно, так как на конкретные действия, вызывающие недоумение и, как следствие, недовольство Москвы, белорусское руководство отвечает водопадом пустых обещаний и клятв. В этом плане особенно забавно выглядит недоумение госпожи Петкевич, которая, как на непреложный факт, ссылается на «заявления» (!) белорусского президента о союзных отношениях с Россией, высказанные на прошедшей неделе. Понятно, конечно – он ведь сказал. А сделал? В общем, люди живут в каком-то собственноручно созданном мирке и считают своей главной задачей «сказать»…

Политический смысл заявления консульского управления МИДа РБ заключается в том, что оно совпало с посещением Тбилиси вице-президента США Дж. Байдена, который нуждался в подтверждении позиции США о территориальной целостности Грузии со стороны стран постсоветского пространства. Минск подтвердил. Стоит напомнить, что заявление из Минска появилось в один день с идентичным заявлением из Баку. Минск играл в данном случае, за Вашингтон, а не Москву.

Между прочим, Тбилиси почти мгновенно, а Вашингтон через пару дней прекрасно уловили именно политический смысл заявления белорусской стороны. М.Саакашвили отметил, что «Белорусское правительство предупредило своих граждан об ответственности за незаконный въезд в Абхазию и Южную Осетию… Я не могу не приветствовать действия белорусского лидера, который решил исключить случаи подобного нарушения (гражданами Беларуси) законодательства Грузии. Это является очень смелым решением Лукашенко…». Скоро отметился и «заказчик» - Дж. Байден в интервью The Wall Street Journal заявил: «Несмотря на эту демонстрацию силы, даже такой полный протекторат России как Беларусь показывал признаки того, что встает на дыбы от политики Москвы». Дело сделано. Минск может требовать от Вашингтона оплаты выполненной услуг.

На фоне удовлетворительных заявлений вице-президента США и президента Грузии (западный вектор) оправдания госпожи Петкевич, стремящейся успокоить уже восточный вектор, выглядят демонстративным лицемерием.

Андрей Суздальцев, 26 июля 2009 года, Москва, Politoboz.com

* - Н.Петкевич резко ответила на статью российской газеты «Коммерсантъ», цитировавшей слова анонимного источника из АП РФ: «последние заявления Александра Лукашенко могут привести к серьезным финансовым проблемам для Белоруссии» («Коммерсантъ»). Н. Петкевич сослалась на неоднократные заявления президента РБ о том, что Белоруссия считает Россию своим союзником: «На этом фоне откровенно нелепо выглядят угрозы в адрес Беларуси со стороны неких "анонимов", что стало уже откровенно дурной практикой… Абсурдны также попытки раздуть ажиотаж, и тем более придать политический характер техническим разъяснениям МИД Беларуси, касающимся порядка въезда белорусских граждан из Абхазии и Южной Осетии в Грузию… В нашей позиции относительно Абхазии и Южной Осетии никаких изменений не произошло. Все остальное - домыслы ангажированных политологов и газетчиков»

blog comments powered by Disqus
<Июнь 2009
ПнВтСрЧтПтСбВс
25262728293031
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293012345
Июль 2009>
ПнВтСрЧтПтСбВс
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789
Политика