Последнее обновление: 19.06.2024 17:00

Рыночное плавание белорусского рубля в ванночке Нацбанка

Перевод валютных торгов в режим непрерывного двойного аукциона (НДА) стал (пока) самой креативной профанацией белорусских властей в текущем году. Нацбанк не только получил более гибкий инструмент административного регулирования курса белорусского рубля, но и умудрился завернуть этот инструмент в рыночную обертку, вызвавшую одобрение со стороны международных финансовых структур.

В частности, МВФ положительно отозвался о режиме НДА в своем недавнем меморандуме, признав, по сути, что переход на валютные торги на БВФБ по-новому является одним из предварительных условий, которые власти РБ должны выполнить на пути к новому кредиту фонда.

Режим НДА также позволяет регулятору контролировать курс рубля на нужном уровне, не прибегая к валютным интервенциям, что дает возможность худо-бедно удерживать объем ЗВР.

Одним выстрелом Нацбанк убил трех зайцев, демонстрируя биржевой волатильностью курса свои реформаторские намерения.

Субъектам хозяйствования приходится привыкать к новым условиям, которые будут действовать до 2017 года, и эта адаптация выльется им в круглую копеечку, которую в итоге все равно заплатит потребитель через растущие цены.

Все перечисленные выводы вытекают из регламента проведения торгов и особенностей функционирования валютного рынка РБ с 1 июня текущего года.

НДА предполагает в течение 1 часа проведение торгов в режиме работы обычного мирового рынка Forex, когда каждый из участников вправе выставлять на покупку/продажу валюты неограниченное количество заявок на любые суммы. Нацбанк также участвует в торгах. И если раньше банки видели, что и в каком объеме делает регулятор, то сейчас его действия более завуалированы. Это с одной стороны.

С другой стороны, в валютных торгах участвует около 20 банков, а крупных игроков и вовсе в 2 раза меньше. Это дает банкам возможность оперативно договориться о курсе и тем самым игнорировать желания Нацбанка. В случае сговора регулятору пришлось бы тратить существенные суммы из ЗВР ради доказательства, кто в доме главный.

Чтобы обезопасить себя от подобных действий якобы лояльных коммерческих банков, Нацбанк попросту убрал с биржи те объемы валюты, которые могли бы помешать тихому и спокойному администрированию курса, то есть клиентские деньги и деньги банков.

Нацбанк просто открыл внебиржевой рынок. В итоге на торгах БВФБ фактически осуществляется только 30% продажа валютной выручки, что подтверждают объемы торгов и количество сделок. Безусловно, банки могли бы на бирже поторговать валютой между собой, но зачем им платить биржевую комиссию , если есть бесплатный внебиржевой рынок.

Впрочем, даже в этих условиях 20 игроков могут договориться так или иначе воздействовать на курсовую политику Нацбанка, одновременно выставляя несколько заявок по неудобному (спекулятивному) для регулятора курсу. Но, как известно, на каждый хитрый болт всегда найдется гайка с еще более загадочной резьбой.

В качестве такой гайки выступает 2-я часть биржевой сессии, в ходе которой после часа НДА в «бешеном темпе» именно Нацбанк выкупает у банков подлежащую обязательной продаже клиентскую валюту, которую банки из-за нерасторопности или в ожидании более лучшего курса не успели продать в ходе основной сессии. При этом, выкуп такой валюты осуществляется по средневзвешенному курсу 5-ти сделок с минимальным курсом, зафиксированных в ходе торгов.

Если учесть, что в РБ есть 5 государственных банков, то получить с их помощью нужный для второй части торгов курс не составляет никакого труда.

В итоге основной объем валюты ушел с биржи на внебиржевой рынок, где условно нет никаких ограничений (целевой характер покупки валюты никто не отменял), в связи с чем возникает закономерный вопрос «А что мешает банкам и их клиентам работать по своему справедливому рыночному курсу белорусского рубля?».

Во-первых, как только речь идет о внебиржевом валютном рынке, так сразу белорусские банки озабочены не столько самим курсом, сколько операционной маржой, а в случае с курсами речь идет о курсовой разнице.

Во-вторых, банки и рады заработать, и зарабатывают на клиенте, но сильно хаметь тоже не могут из-за особенностей бухгалтерского учета, согласно которому все валютные операции учитываются по официальному курсу НБ РБ (читай – курсу биржи), а курсовые разницы либо загоняют предприятие в убыток, либо завышают налогооблагаемую базу по прибыли.

Уже через пару дней новой валютной реальности крупные клиенты банков взвыли из-за курсовых разниц, подсчитывая убытки и злясь на банкиров, которые явно нацелились в этом году на летний отдых на Мальдивах.

Стоит отметить, что Нацбанк оперативно отследил готовность банковской системы собрать невиданный надой сливок и разрешил субъектам хозяйствования открывать несколько валютных счетов в разных банках. Растущая по мере раскачки юрлиц конкуренция в итоге отрегулирует приемлемые для банка и его клиента курсовые разницы.

Но мораль сей статьи такова, что внебиржевой рынок со всеми его валютными оборотами не сможет отвязаться от курса, который Нацбанк РБ в спокойной обстановке ручками выставляет на бирже.



<Май 2015
ПнВтСрЧтПтСбВс
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
1234567
Июнь 2015>
ПнВтСрЧтПтСбВс
25262728293031
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293012345
Экономика