Последнее обновление: 29.11.2022 08:58

Шендерович: Опричники Путина для Лукашенко станут оккупантами для белорусов

Известный российский писатель Виктор Шендерович в эфире Эха Москвы рассказал, что он думает о ситуации в Беларуси, и каким словом будут белорусы называть собранный Путиным для помощи Лукашенко отряд «опричников».

― Россия создала резерв силовиков для Беларуси. Как вы это оцениваете, насколько это цивилизованный и не цивилизованный метод влияния на ситуацию?

― Жандарм Европы — называл Николая II А.И. Герцен. Да, ну вот, посылаем своих опричников на помощь тем опричникам белорусским. Это тактическая победа в том смысле, мы уже говорили неделю назад – Путину нужен слабый Лукашенко. Ни в коем случае не свободная Беларусь, повернувшаяся лицом к Европе, к свободе.

Ему нужен Лукашенко, но ослабленный. С которым можно будет говорить уже подчиненно как со слабым. По бабкам, по условиям и так далее.

И понятно, что Путин хочет оставить Лукашенко, но слабого Лукашенко. Для того чтобы Лукашенко остался – он посылает отряд опричников на помощь сильно подорванным психологически опричникам Лукашенко.

Я не поздравляю с этим белорусов, но я очень не поздравляю россиян. С темой славянского братства, ребят, надо закрыть ту тему совсем после этой опричнины. Это оккупанты. Для белорусов.

Можно сколько угодно писать над пограничными контролями слова «союзное государство», этой белибердой можно кормиться, сметы выбивать под это дело и воровать. И плодить демагогию. Но никакого единого государства нет. Есть Беларусь, которая совершенно очевидно, я по факту говорю…

― Экономически все-таки скорее есть, чем нет.

― Это я не про экономику говорю. Я говорю про нацию. Представление о нации. Вот есть белорусская нация. Она вот этот флаг на всю Беларусь красно-белый, это сознание единства своего, которое возникло в эти дни совершенно очевидно. Это белорусская нация.

О братстве можно было бы говорить в одном случае — если бы Россия поддержала свободную Беларусь. Свободный выбор белорусского народа. Тогда можно было бы говорить о братстве. Когда путинская Россия посылает на помощь тамошнему упырю кровавому своих опричников – это хоронит тему уже окончательно. Просто окончательно. Это надо понимать. Что это аукнется.

― Но в некотором смысле президент России здесь выполняет волю граждан России. Потому что, судя по опросам Левады, большая часть россиян верит в то, что это действительно Западом спровоцированные какие-то беспорядки и говорят, что Лукашенко справедливо удерживается. И может быть даже правильно применяет Лукашенко...

― Послушайте меня, россияне питаются с ладони программы «Время», Соловьева… Им закачали в голову это дерьмо, а потом Левада окунает палец в это дерьмо и говорит: о… Так туда же залили. Ну залили и получайте это дерьмо. Они повторяют то, что им говорят. Они не знают информацию.

Те люди, которые это говорят, не знают, что Лукашенко проиграл выборы. Они не знают, что он кровавый, что на нем кровь. Они не знают этого ничего. Они верят в ту туфту, которую им заливают. Поэтому не будем говорить об этих опросах.

— Россия продолжает отрывать себя от мира цивилизованного. Агрессия была в Грузии, в Украине. Фактическое вмешательство в дела Беларуси. Поперек воли народа. Потому что он высказался совершенно недвусмысленно. Россия играет на стороне тирана.

И просто список наших партнеров, союзников – понятно, что он впечатляет. Это все не пройдет бесследно исторически. Путин тактически может победить и Лукашенко может остаться. Ослабленный Лукашенко.

И этот гной, Беларусь дороже заплатит за свой выход на свободу. Но еще раз, если говорить стратегически, на перспективу, то, ребята, вот мы потеряем Беларусь в этот момент окончательно. Россия как для Украины стала ассоциироваться только с мерзостью, войной и ложью. Притом, что какие были связи экономические, человеческие, культурные, исторические. Но сегодня Россия – враг.

Мы хотим себя сделать окончательным врагом Беларуси. Мы на пути.

― Виктор Анатольевич, как у писателя хочу спросить. Как вам эстетически кадры, которые были на выходных этого Лукашенко с автоматом, ребенка в бронежилете и так далее.

― Послушайте, тут уже все вспомнили Венечку Ерофеева. Все вспомнили всё. Без мата, без венечкиного мата практически невозможно адекватно все это оценить. Это пародия, горькая пародия. Он играет Альенде, но играет плохо. Он же Пиночет. Он же не Альенде, за ним нет ничего же вообще. Это дурновкусие. Если говорить об эстетике – это дурновкусие.

И это совершеннейший позор, если говорить о социологии. Потому что он общается только с командирами ОМОНа, мы видим этих людей, которые изображают… Наш тоже общается со взводом отобранных, но там хотя бы их переодевают. Тех, кто с Путиным ездит – их переодевают. То в рыбаков, то в ткачих.

Этот один и тот же взвод, который изображает народ при Путине. Этих даже не переодевают. Там кроме ОМОНа, только появились кадры ну совсем каких-то странных психиатрических людей. Белорусский народ высказался. Вот что важно. Давайте не терять общих очертаний.

— Вы говорили, что выйдет миллион – и ситуация сдвинется. И тогда против этого миллиона ничего не сделаешь. Вот в Беларуси понятно, что вышел по белорусским меркам миллион. Потому что такого не было никогда. А Лукашенко до сих пор президент. Почему?

― Он настоящий буйный. Если имеется в виду хоть какая-то обратная связь, надо сказать, что белорусский протест вот до какой степени просто кровавый больной диктатор Лукашенко, вот до такой степени совершенно какой-то…

― Травоядный.

― Травоядный, я искал мягкое слово. Травоядный белорусский протест.

Если бы те люди, которые собрались, если бы они пошли сносить Окрестина – они бы снесли, разумеется. Кто-то бы погиб. Но они бы это снесли. Они пошли мирным путем. Они решили без крови. Это принципиальное решение. Которым можно восхищаться и уважать.

Потому что, разумеется, организаторы этого митинга могли эту энергию направить в сторону штурма, сноса администрации. И тогда повторяю, конечно, они бы победили. Кто-то мог погибнуть как всегда, но они бы победили.

Но они пошли мирным путем. В надежде и эта надежда продолжается, что удастся отдавить медленно Лукашенко, убедить систему, чтобы от него начали отпадать люди. Чтобы система постепенно отдавала власть, отступала.

Мы видим, что Лукашенко, который понимает только силу и ничего кроме силы, воспринял это мирное предложение как проявление слабости. И немедленно снова задержания, аресты, разгон, ОМОН.

Как и Путин. Он ничего другого не понимает. Вот как Путин, когда вышли 120 тысяч – ушел под плинтус. Как ушли – начал ломать руки. Они не понимают ничего, кроме прямой силы. Это сейчас две цивилизации разговаривают.

― А вы их скорее поддерживаете, они правы по-вашему или они проявляют себя слишком мягко.

― По мне они правы. Потому что я тоже, я не политик, слава богу, я не могу представить себе, что я беру ответственность, сказать, что давайте на штурм, кто-то погибнет, но мы победим. Я не могу этого сказать. Но я и не политик. По мне, конечно, мирный протест. По мне, конечно, попытка воздействовать мирным путем до последней возможности.

Но мы видим, что есть оборотная сторона монеты. Эти люди не понимают, представьте себе Гитлера в бункере. Но вдруг прекращаются обстрелы. И вдруг с ним начинают разговаривать. А давайте вы сами…

О! Они не понимают. Эти животные понимают только силу. Только жесткую дрессуру. Только насилие. Они животные.

А на площади собрались люди. И вот сейчас мы наблюдаем людей и зверинец, мы наблюдаем это прямое противостояние.



<Июль 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789
Август 2020>
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31123456
Политика